Кто виноват?


Или откуда берутся психологические проблемы

Неразделенная любовь

Чувство полноты жизни невозможно без переживания любви. Но за умение испытывать сильные чувства приходится дорого платить. Расставание, предательство, отчаяние от неразделенных чувств, – все это обратная сторона любви, с которой не хочется встречаться.nerazdelennaya lyubov

Но, если это произошло, кажется странным и не уместным говорить, что душевная боль в этом случае, это естественная реакция человека. Но это так.

Это способность наших чувств, проживать кризис. Для того чтобы душа осталась живой, ей приходится испытывать боль.

Эти переживания могут быть очень сильными. Легко озлобится, отказаться от близких отношений и таким образом сохранить следы несчастной любви на всю жизнь.

Если это произошло с вами или вашими близкими, то важно помнить следующее. Человек, переживающий душевную травму, стремится к одиночеству, легко рвет социальные связи, отчуждается. В то время как исцеляет именно способность к контакту с близкими людьми, людьми вызывающими доверие. Это требует сил, но лечит именно это.

Если в силу каких-то причин это не возможно, важно сделать правильный шаг. У переживания несчастной любви и ее последствий есть свои закономерности и в этом случае нужна квалифицированная психологическая помощь.

Ревность

Принято считать, что причина ревности – чувство собственности, испытываемое одним супругом по отношению к другому. В принципе верно, но это несколько упрощенный вариант. На самом деле супружеская ревность возникает там, где у одного супруга есть власть над другим – или, по крайней мере, ощущение такой власти. А это, все же, не совсем чувство собственности.

Ревность – это страх потери властиrevnost

Практически каждый всегда стремился управлять хоть какой-то малостью. Но за все в жизни надо платить. Так и за ощущение господства приходится платить страхом это господство потерять. Ревность потому и знакома множеству людей, что все люди, так или иначе, стремятся кем-то распоряжаться.

Кстати, физиологические реакции организма при чувстве ревности и ощущении страха одинаковы. Если хотите, ревность сродни трусости: это не высокое чувство, доказывающее наличие любви, а постоянная неуверенность в собственных силах и боязнь не справиться с управляемым объектом…

Некоторые пытаются застраховаться от чувства ревности, выбирая себе в супруги человека изначально забитого, безответного, «никому не нужного». Мол, пусть такой (или такая), зато не уведут и не надо будет бояться… Но и при таком раскладе избавиться от ревности не удается, потому что это чувство – отражение бессознательного ощущения собственной слабости. И чем сильнее чувство собственной неполноценности, тем сильнее и возможное чувство ревности.
Бытует мнение, что ревность – это некая «тень» любви: мол, не ревнует, значит, не любит. Однако ревность ничего общего с любовью не имеет: любовь – это чувство позитивное, а ревность – чувство разрушающее, наносящее вред, причем не только объекту ревности, но порой и самому ревнивцу.

Вообще вызывать ревность «на пустом месте» так же опасно, потому что некоторые супруги, увидев «чувство» своей половины к другому (другой), хватаются не за нож или топор, а за авторучку: пишут заявление о разводе. Мол, «третий должен уйти»… И ведь уйдет, и не вернется. Потому что по-настоящему уверенный в себе человек, действительно уважающий своего партнера, уважает и его право выбора. Поэтому лучше не испытывать своих любимых «на прочность», особенно таким негуманным способом.

Но опаснее всего, когда один из супругов подвержен бреду ревности. Это значит, что он (она) априори уверен, что его половина ему изменяет. Причем у самого «пострадавшего» его навязчивая уверенность не вызывает никакого беспокойства – только желание действовать. К данной ситуации и к своему поведению он абсолютно некритичен. А страдают от его террора все окружающие, и в первую очередь супруг(а). Обуреваемый бредом ревности, ревнивец и не задумывается, был ли факт измены в реальности. Например, как Отелло: сначала задушим – потом будем разбираться. Чаще всего, кстати, бред ревности возникает на почве алкоголизма. Поэтому дамы, живущие с алкоголиками, подвергают себя, помимо прочих опасностей, еще и опасности почувствовать на себе все последствия бреда ревности вплоть до банального убийства…

Поэтому напоследок – несколько простых рекомендаций именно в целях вашей психологической безопасности.

 

Если ревнуете вы

Если от своего чувства ревности страдаете вы сами и хотели бы от него избавиться, это означает, что о бреде ревности, речь, скорее всего, не идет.

Помните, что любое сообщение об измене надо изначально подвергать сомнению, даже если вам принесли документальные материалы. Сегодня не составляет никакого труда эти материалы сфабриковать, к тому же весьма вероятно, что с вас за эту подделку просто захотят вытянуть деньги. Или же просто расстроить ваше семейное счастье.
Поэтому в любом подобном случае (даже если вы застукали свою половину в недвусмысленной ситуации) первым делом, как говорится, голову под холодный душ! В горячке первых впечатлений можно совершить поступки, о которых потом будете жалеть. Но уже невозможно будет что-либо исправить.revnost

И не надо идти на поводу у общественного мнения, которое утверждает, что муж в таком случае должен обязательно хвататься за пистолет или, в крайнем случае, за табуретку, а жена – гордо собирать вещи и уходить к маме! Действуйте не так, как вам диктуют «нормы социалистического общежития», а в собственных интересах (и опять же – на холодную голову).

Вообще, лучшее лекарство от ревности – не унижать супруга, а повышать собственную значимость, становиться самостоятельной личностью и опять же – любить и уважать себя. В том числе и избавляться от экономической зависимости от супруга (супруги).

 

Если ревнуют вас

Помните, что ревность – это чувство бессознательное, и бесполезно взывать к разуму ревнивца или пытаться ему что-то доказать с точки зрения логики.

Если супруг начал устраивать вам сцены ревности, наверняка это значит, что он в чем-то вам не доверяет. Надо ли дальше жить с таким типом, который проверяет вас на каждом шагу?

Если подозрения супруга переросли в бред ревности, когда ему не надо никаких доказательств и его невозможно переубедить – значит, нужно срочно обезопасить себя, прежде всего, физически! Причем не забудьте и о детях – им тоже может грозить опасность со стороны обезумевшего супруга.

Уйти на время или навсегда? Увы, чаше всего безопаснее уходить совсем, потому что ваше временное отсутствие только подогреет бешенство ревнующего супруга (даже если он будет знать, что вы все это время отсиживались у мамы или у подруги).

И прежде всего – разберитесь, что вас связывает с этим человеком? Может, вам приятно, что он вас ревнует? Это, конечно, ваше право, но вряд ли вы сможете выдержать долго!

Ревность – всегда деструктивное и опасное чувство. Поэтому помните, что, живя с патологически ревнивым супругом, вы сидите на бомбе с зажженным фитилем. А когда эта бомба рванет и, по какой причине, очень трудно предугадать!

Страхи и фобии.

strahi i fobiiНе каждого страха в жизни надо пугаться и не от каждого стремиться избавиться. Страх – это нередко проявление «инстинкта самосохранения». Тот же страх высоты, очень распространенный, является часто естественным нашим ощущением. И если вы просто «от греха» избегаете слишком сильно высовываться из окна на высоком этаже – это, что называется, «понятно и в пределах нормы». А вот если вы, в результате, по этому поводу, ни жить, ни работать не можете выше первого этажа – вот тогда уже можно говорить о фобии как о невротическом явлении.
Во многих случаях именно страх выполняет роль, своего рода, защитного механизма, оберегая нас от всякой опасности, посягающей на наше благополучие. Страшась, человек становится более бдительным, способным предохранить себя от беды, спастись от надвигающейся угрозы. Итак, страх свойственен каждому человеку в какой-то степени и может исполнять защитную роль, оберегая нашу жизнь от всевозможных опасностей.
Многие проявляющиеся в жизни человека страхи на самом деле фобиями не являются. Фобия – разновидность невроза. И неверно любые страхи, даже самые внешне нелепые, априори называть фобиями. Даже если вы боитесь вроде бы не грозящих вам ничем вещей или явлений – это не фобия в полном смысле этого слова. Даже страх темноты – не фобия! Страх еще чего угодно – не фобия! Но при одном условии – если этот ваш страх не довлеет надо всей вашей жизнью, не влияет тотально на любые ваши решения, не ведет вас по жизни.
Фобии следует строго отличать от бреда. При фобическом синдроме больной ясно осознает навязчивый, болезненный характер одолевающего его страха, что является отличительной особенностью невротического уровня расстройств. В случаях бреда больной глубоко уверен в «реальности» собственного страха, критика к своему состоянию отсутствует.
Еще фобию нередко путают с так называемыми «посттравматическими стрессовыми расстройствами» – тяжёлой реакцией на психотравмирующее событие, выходящее за рамки обычного человеческого опыта. Эти страхи скорее больше похожи на «страх как проявление инстинкта самосохранения» (и лишь при определенных условиях могут перерасти в фобии). И нередко могут быть скорректированы с помощью определенных методик.

Некоторые рекомендации в борьбе со страхами

Не зацикливаться на отрицательных эмоциях, перекрыть их приятными воспоминаниями или занятиями, которые доставляют удовольствие. Реализовываться в тех областях, которые получаются у вас лучше всего. У каждого, даже самого робкого человека, всегда есть поле уверенности – то пространство, то время, те обстоятельства и условия, то дело, тот человек – с кем, где и когда все получается, все легко и ничто не страшно. Не нужно добиваться полного спокойствия в любой ситуации, ждать, что страх испарится, что скованность и волнение пропадут… Для деятельности как раз необходимо волнение, боевое возбуждение.
Бороться стоит не со страхом, а с его интенсивностью. Чем больше борется человек, желая избавиться от этих навязчивых мыслей, тем более они овладевают им. Испытывать страх присуще каждому человеку без исключения. Страх – древнейший защитный ответ всех живых существ на опасность или на ее возможность. Как ни парадоксально, но лучший способ по-настоящему избавиться от страха – это признать, что вам бывает страшно, и научиться жить с этой мыслью. Поэтому нужно признать свой страх и даже погрузиться в него, разрешить себе бояться. И вскоре вы заметите, что его интенсивность постепенно снижается. Травма – это приостановка в развитии, блок в нервной системе. Здоровье – это движение, а не состояние покоя, отсутствия проблем. Ситуация, в которой произошла фиксация страха и естественной формы сопротивления, содержит в себе огромный потенциал и возможность выйти на принципиально новый уровень развития.strahi i fobii

Принятие себя. В тебе есть все хорошее и все плохое, любые качества, которые только можно представить. И совсем избавиться от того, что Юнг называл Тенью, не удастся никогда. Признай себя единой душой – изменяющейся, развивающейся и бесконечно разной по своим проявлениям. Боязнь себя и своих проявлений навязаны ещё в детстве принятием только своего «светлого» образа. А это лишь урезанный образ реальности.

Наличие страха в душе и сердце человека означает отсутствие (или недостаток) любви. «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение» (1 Ин. 4, 18).
«Если вы стремитесь разрешить какую-нибудь проблему, делайте это с любовью. Вы поймете, что причина вашей проблемы в недостатке любви, ибо такова причина всех проблем.» Кенллис.

Тревожные состояния

Можно говорить про страх и тревогу в обычном, традиционном понимании и можно говорить про экзистенциальный страх или тревогу.
Страх – это ожидание чего-то определенного, тревога – неопределенного, но ситуативного, «одноразового», а экзистенциальная тревога — ожидание постоянного присутствия в жизни непредвиденных событий. Страх и тревогу могут испытывать и животные, но экзистенциальная тревога присуща только человеку.
Особенность страха в традиционном классическом смысле — его предметная направленность. Мы боимся чего-то определенного, это страх перед чем-то. Человек испытывает неприятные эмоции, переживание чего-то нежелательного, хочет, чтобы чего-то не было. У животных это единственная форма страха. У человека, однако, есть и другое состояние: страх, беспокойство, состояние дискомфорта, не привязанное к какой-то определенной причине. Отличие этого состояния, которое присуще только человеку, заключается в отсутствии предметной отнесенности. Оно связано с тем, как устроен мир.
У Тиллиха наиболее четко из философов и психологов сформулировано различие страха и тревоги. У страха есть конкретный объект, с этим объектом можно как-то встретиться, проанализировать его, побороться с ним, вытерпеть его, как-то к нему отнестись. Со страхом жить легче, если знаешь, чего бояться. Гораздо хуже, когда не знаешь, чего бояться.
tremoresС экзистенциальной тревогой нельзя бороться, потому что нет объекта, которому надо идти навстречу, кроме бытия в целом. Если человек охвачен тревогой, он оказывается лишен опоры — возникает беспомощность, дезориентация, неадекватные реакции. Поэтому в состоянии тревоги человек всегда стремится к тому, чтобы строго определять объекты страха, ведь со страхом можно как-то взаимодействовать. Превращение тревоги в страх, неважно перед чем, помогает избавиться от этого ужаса. Взгляд Тиллиха позволяет понять секрет популярности всевозможных триллеров, ужастиков, которые нам в больших количествах предлагают, и мы в больших количествах потребляем. Они порождают конкретные страхи, которые замещают место размытой, экзистенциальной, неустранимой тревоги и становится легче.
Подробно идеи о соотношении тревоги нормальной и тревоги патологической были развиты в работах ученика Тиллиха, Ролло Мэя. Мэй говорит о том, что есть тревога нормальная, и есть тревога патологическая. Вообще сама по себе тревога — это нормально, не надо бояться тревоги, не надо стараться избавиться от тревоги в процессе психотерапии. Нормальная тревога возникает, когда человек чувствует, что его ценностям что-то угрожает, что что-то для него значимое находится под угрозой. Например, это может быть угроза физической жизни как таковой, или угроза психологической жизни, например, лишение свободы или угроза ценности, с которой человек идентифицируется, скажем, патриотизм, любовь к конкретному человеку и так далее. Это нормальное и во многих отношениях конструктивное чувство. Нормальная тревога соразмерна угрозе и не нуждается в вытеснении или других каких-то формах психологической защиты. С ней можно иметь дело, ее можно прорабатывать на уровне сознания или, если объективная ситуация изменяется, тревога уйдет сама. Попытка вытеснить тревогу, ее ликвидировать, попытка ее уничтожить приводит только к перерастанию тревоги нормальной в тревогу патологическую.
Тревога патологическая, или невротическая — это тревога, несоразмерная поводу, которая обычно есть следствие неспособности принять нормальную тревогу, она включает в себя вытеснение, подавление, другие формы конфликта. Невротическая тревога — это симптом того обстоятельства, что человеку не удалось в свое время должным образом совладать с предыдущим кризисом. И избавиться от невротической тревоги он может только в том случае, если научится конструктивно жить с тревогой нормальной, потому что экзистенциальную тревогу устранить невозможно. Если человек стремится вообще избежать тревоги, это ведет его к избеганию жизни вообще.
Но при невротической тревоге человек прибегает к невротическому искажению реальности, а в продуктивном варианте человек трансформирует реальность в соответствии со своими ожиданиями и не испытывает невротической тревоги.
Тревога конструктивна, она делает человека готовым к неожиданностям. Отсутствие тревоги — это неготовность к неожиданностям. Только благодаря тому, что я тревожусь, я вооружен. В каком-то смысле, тревога – это наш инструмент взаимодействия с нашим будущим, настройка на него. Как говорил Гераклит, если ты не ожидаешь неожиданного, то не познаешь сокровенного. Это и есть тот самый страх и риск, который в каком-то смысле является общим содержанием всей нашей жизни и одной из основных задач нашей жизни является интеграция этого страха и риска. И задача психологов заключается в интеграции этого страха и риска в философии жизни человека, другого пути нет.trevozhnyie sostoyaniya
Депрессия и ее механизмы.

Исследования во всех странах мира показывают, что депрессия, подобно сердечно-сосудистым заболеваниям, становится наиболее распространенным недугом нашего времени. Это распространенное расстройство, которым страдают миллионы людей. По данным разных исследователей, им страдает до 20% населения развитых стран.

Депрессия — это эмоциональное расстройство, проявляющее себя такими переживаниями, как чувство угнетенности, безнадежности, беспомощности, вины, самокритика, снижение интереса к внешней активности. Эти проявления сопровождаются снижением психической и двигательной активности, безразличием к окружающему, усталостью, снижением сексуальных влечений, отсутствием аппетита, запорами, бессонницей (особенно в утренние часы). При некоторых типах эмоциональных расстройств бессонница и снижение аппетита могут замещаться соответственно сонливостью и перееданием. Эти физические проявления являются вегетативными признаками депрессии и основой давно существующих предположений о ее психосоматической природе.

Другим часто встречающимся симптомом, причиняющем серьезное беспокойство пациенту, является нарушение ясности или эффективности мышления, иногда настолько выраженное, что может быть принято за органическое слабоумие.

Депрессия сопровождается также повышенным вниманием к собственному внутреннему миру и снижением интереса к внешней активности. Часто человек убежден, что какой-то аспект его личности никчемен, дефектен, нездоров (ипохондрия). Часто, на передний план выступает ипохондрическая тревога, которая иногда является первичной. При ажитированной депрессии эта озабоченность собой включает страх обнищания и самокритичные мысли, которые могут перерасти в суицидальные идеи.

С психологической точки зрения, частым, если не универсальным, признаком депрессии является нарушение регуляции самооценки. Основой для развития такой уязвимости является отсутствие принятия и эмоционального понимания со стороны матери. У ребенка не формируются внутренние психологические структуры, способные регулировать самооценку; ему необходимо ее постоянное подтверждение извне. Депрессия развивается у лиц с неустойчивой самооценкой, теряющих внешнюю опору, необходимую для поддержания стабильного образа себя.

Нарушения регуляции самооценки и последующая депрессия могут быть вызваны утратой объекта (значимого человека) — его смертью, отвержением или разочарованием в нем.

Среди других причин отмечается крушение иллюзий и идеалов, невозможность жить сообразно Я-идеалам, чувство беспомощности и бессилия перед непреодолимыми трудностями.trevozhnyie sostoyaniya

В норме печаль, вызванная утратой объекта, как правило, не сопровождается снижением самооценки или самообвинениями. Невротическая меланхолия (патологическая депрессия) на утрату объекта возникает тогда, когда он имеет нарциссическую ценность для человека (то есть обладает чертами, совпадающими с каким-либо аспектом уязвимого Я индивида).

Утрата такого объекта равносильна утрате части образа себя; при депрессии индивид может идентифицироваться с утраченным объектом, пытаясь вернуть утраченное. В этом случае самокритика является производной от критики, изначально направленной на эмоционально значимого человека, либо утраченного, либо связанного с утратой. Таким образом, самокритика представляет собой выражение гнева, изначально являвшегося частью противоречивого (любовь-ненависть) отношения к объекту, в то время еще не утраченному. Чувство вины накладывается на печаль. Из-за смешения представлений себя и объекта агрессия, изначально направленная на объект, обращается против самого индивида. В такой ситуации депрессия является результатом внутреннего конфликта.

В ряде случаев, однако, чувство вины отсутствует. Речь идет о депрессии как реакции человека на конфликт между обладающими высоким зарядом притязаниями Я (Я-идеалами) и осознанием Я собственной неспособности их осуществить (чувство никчемности). Нарушение регуляции самооценки, фрустрация и агрессия являются неизбежным следствием чувства беспомощности и бессилия.

В диагностическом смысле термин «депрессия» обозначает психическое заболевание, основным критерием которого являются эмоциональные нарушения. При этом следует иметь в виду, что депрессия присутствует в широком спектре психических заболеваний с различным происхождением. В связи с этим остается справедливой позиция Фрейда, предполагавшего существование взаимодополняющих рядов причинных факторов, включая конституциональные и наследственные. Поэтому понимание депрессии возможно лишь на основе дополняющих друг друга нейрофизиологических и психологических исследований, проводимых после тщательной клинической диагностики.

С психологической точки зрения, рассмотрение структуры и природы сознательных и бессознательных конфликтов, специфических психологических защит, а также уровня включенных в конфликт представлений о себе и других людях помогает идентифицировать те или иные варианты депрессивного процесса и выбрать оптимальную психотерапевтическую стратегию для конкретного пациента.

Стресс

Стресс — это не то, что с вами случилось, а то, как вы это воспринимаете. Ганс Селье

stressВ стремлении описать тонкий мир человеческой души ученые придумали много новых слов, но тем самым, похоже, только окончательно все запутали. Мы же охотно заимствуем понятия из научного лексикона, более того — зачастую пытаемся уложить свою жизнь в рамки психологических теорий, а потом, бывает, удивляемся, почему результат получается совсем не такой, какого хотелось. А все дело в том, что и теория понята поверхностно, и термины использованы неточно.

В этом отношении больше всего “повезло” иноязычному слову “стресс”, которое мы сегодня используем на каждом шагу, сетуя на нелегкую жизнь и нервные нагрузки. Это слово пришло к нам из английского языка, в котором оно употребляется совсем нечасто. В англоязычных странах даже в обыденной речи предпочтение отдается еще менее понятному слову “фрустрация”. На латыни слово “фрустрацио” означает “обман”, “не оправдавшееся ожидание”, “разочарование”. Так психологи называют состояние, в котором оказывается человек, столкнувшийся с непреодолимыми препятствиями на пути к своей цели. Однако стресс — гораздо более широкое явление.

Данное понятие было введено в обиход канадским ученым Гансом Селье. Еще в 1936 году он обратил внимание, что организм в ответ на любое воздействие среды реагирует напряжением (буквально “стресс” и означает “напряжение”). Иными словами, стресс — целесообразная приспособительная реакция, обеспечивающая адаптацию к многообразным новым условиям. Селье выделил две разновидности стресса — физиологический (эустресс) и патологический (дистресс). Последний возникает под действием чрезмерных, неблагоприятных, раздражителей. И мы отлично понимаем, что увольнение с работы, провал на экзамене, ссора с товарищем — это источники стресса. Но разве только в подобных обстоятельствах возникает мобилизация наших физических и душевных сил?

Американские психологи Холмс и Рей разработали шкалу стрессовых ситуаций, в которой ранжировали важные жизненные события по степени вызываемого ими эмоционального напряжения. Наивысшим баллом (100) в этой шкале отмечена смерть близкого родственника. Далее по убывающей следуют развод (75), тюремное заключение (63), тяжелая болезнь (53) и даже крупный долг (31) (согласитесь, что быть должником психологически еще более обременительно). Исследователи считают, что накопление в течение 1 года напряжения, превышающего 300 баллов, таит серьезную угрозу для нашего душевного и даже физического самочувствия.

Парадокс состоит в том, что данная шкала включает и такие события, как свадьба (50), рождение ребенка (39), выдающееся личное достижение (28), повышение по службе (27), переезд на новое место жительства (20) и даже отпуск (13). Таким образом, если вы в течение года сумели закончить университет, найти работу и новое жилье, жениться, съездить в свадебное путешествие и обзавестись потомством, то ваш личный показатель эмоционального напряжения начинает “зашкаливать”, рискуя обернуться “необъяснимым” раздражением и упадком сил.

Таким образом, становится ясно, что стресс — неотъемлемая часть нашей жизни. Он вызывается любыми сколь-набудь значительными событиями — как огорчительными, так и приятными. И борьба со стрессом означала бы не только избежание ссор и неудач, но и отказ от личных достижений и житейских радостей.

stressТак с чем же надо бороться? Да с той самой фрустрацией, которая чревата патологическим стрессом. В чем же ее основные причины? Результаты исследований американских ученых, опубликованные в журнале “ Family circle” (“Семейный круг”), позволяют хотя бы отчасти ответить на этот вопрос. Интересно, что эти данные могли бы, вероятно, быть созвучны тем, которые были бы получены при изучении российских семей, если бы такое исследование проводилось.

Большинство людей видят основной источник нервного напряжения в недостатке времени и чрезмерном количестве дел, которые необходимо выполнить. Установлено, что современные американки в среднем работают на 300 часов в год больше, чем четверть века назад. При этом нелишне заметить, что американки избавлены от множества бытовых проблем, отнимающих столько времени и сил у наших соотечественниц.

Экономические проблемы выступают еще одним источником патологического стресса. Нам из далека американская экономика видится образцом преуспевания. Однако доктор Ричард Эрл, директор Канадского института стресса (есть и такой институт!) утверждает: “Люди сегодня живут в атмосфере неуверенности. Никто не знает, что принесет завтрашний день. Это порождает беспокойство и тревогу”. Что же говорить о нашей экономической ситуации!

Специалисты по психическому здоровью отмечают: опасным источником душевного разлада выступает все обостряющееся у многих людей чувство одиночества, покинутости, эмоциональной изоляции. На протяжении многих лет Америка исповедовала культ личных достижений. Главной ценностью человека выступал он сам, его собственное благополучие. Однако, сконцентрировавшись на себе, человек вдруг обнаруживает, что он окружен такими же самососредоточенными индивидуумами, абсолютно безучастными к нему и к его переживаниям.

Но, как бы мы ни старались, избежать неприятностей все равно не удастся. И не надо ставить перед собой нереальную задачу — оградить себя от негативных переживаний. Они так же необходимы в жизни, как и положительные эмоции. Любой нормальный человек порой испытывает огорчение, разочарование, гнев. Но что бы они не обращались в чрезмерное напряжение, надо стараться их преодолевать. Существует множество более или менее полезных рекомендаций по преодолению стресса. Американские специалисты предлагают несколько общих советов.

Выделите для себя главные жизненные цели и сосредоточьте свои усилия на их достижении. “Одно из самых действенных средств борьбы со стрессом, — считает Ричард Эрл, — осознать, что наиболее важно для вас и вашей семьи и что необходимо сделать, чтобы этого добиться”. Даже самые скромные достижения на пути к поставленной цели повышают уверенность в себе и улучшают душевное самочувствие.

Навязчивые состояния.

navyazchivyie sostoyaniyaНавязчивости – это определенные явления психической жизни, суть которых в том, что определенные содержания, более или менее регулярно, возникают в сознании человека, помимо его желания и воли. Навязчивыми могут быть: желания, воспоминания, мысли, страхи, действия и т.п.
При этом человек, преследуемый навязчивостями, сохраняет к ним критическое отношение, понимая всю их нелепость и чуждость его рассудку. Когда же он пытается прекратить их усилием воли, результатов это не приносит. Навязчивости не оказывают прямого влияния на интеллектуальную деятельность и не приводят к ее снижению. Однако они ухудшают работоспособность и эффективность деятельности человека. Как правило, навязчивые состояния сопровождаются депрессивными эмоциями и чувством тревоги.
Причины подобных состояний кроются во внутренней, не проявленной психической жизни человека, в эмоциональных переживаниях, которые либо скрыты от него самого, либо недостаточно им осознаваемы. Так, глухое чувство стыда или вины заставляет психику искать средства, способные эту вину или стыд приглушить. Возникают так называемые ритуальные действия, целью которых как раз и является уменьшение чувства вины, ее искупление.
Стоит заметить, что страдают от навязчивостей, как правило, люди, в поведении которых рассудочность явно доминирует над чувственностью. Такой человек может уверять, что он ничего не чувствует в ситуации, вызывающей очень сильные эмоциональные переживания у других людей. Подобное нарушение баланса между чувствами и разумом, игнорирование чувств и сосредоточенность на интеллектуальном опыте является благодатной почвой для разного рода навязчивостей.

Основные психологические жизненные кризисы

krizisyiДавно известна истина, что жизнь имеет черно-белую окраску, где полоски разного цвета чередуются с завидным постоянством. То везет во всем и все удается, а то, вдруг, «черная полоса пошла», со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но бывает и так, что, вроде бы все в жизни идет нормально, несчастий мелких и, тем более, крупных не происходит, и все удается, как прежде, но… Что-то грызет, и грызет изнутри, именно это «как прежде» почему-то не радует, а, наоборот, раздражает, и настроение постоянно плохое, и все, что раньше нравилось, вызывает отвращение…

Не спешите ставить себе диагноз: депрессия. Есть такое понятие, которое давно уже стало не научным, а вполне житейским, как возрастной кризис. Мы все слышали это слово и даже можем примерно объяснить его значение, но почему-то считаем, что касается сие понятие далеко не всех. Есть кризис трех лет, есть подростковый, ну, может быть, еще — старческий. И все, вся остальная жизнь человека течет гладко и спокойно, без кризисов. Это не так. Кризисные периоды охватывают всю нашу зрелую, а не только детскую жизнь и надо быть к этому готовыми.

Психологи утверждают, что бояться кризисов не стоит, они, как сигнальные огни, указывают нам, что пришло время изменений, без которых невозможна полноценная жизнь. А вот каких изменений — это уже вопрос к каждому из нас лично, на который мы должны ответить сами, без помощи и подсказки. Кризис говорит нам о том, что пришло время остановиться, оглянуться назад, внимательно оценить настоящее и пересмотреть будущее. Ведь жизнь — это всегда изменения, иначе ничто не имеет смысла.

Пройти какой-то отрезок пути быстрым шагом, видя впереди себя цель, а потом, достигнув ее, надолго осесть в «болоте», где нет никакого течения — вряд ли такая перспектива кому-нибудь понравится, даже самым ленивым из нас. Зачастую, бывает так, что вылезти из «болота» можно только изменив установки на жизнь в целом и на свое окружение, в частности. Это всегда не легко. А значит, надо постоянно сверять свою жизнь, свое движение по ней по компасу — по кризисным периодам. Именно они, протекая легко или, наоборот, с болью, мучениями и отчаянием, укажут нам, правильно ли мы двигались до сих пор.

О жизненных кризисах психологи всего мира писали и пишут уже давно, ведь практически все психологические проблемы личности связаны с ними. Существует много признанных и подробно описанных кризисных периодизаций, на которые опирается любой практикующий психолог, и которые было бы крайне полезно знать каждому человеку.